Продукция
1 Декабря 2010
Интервью В.В. Балакирева с пресс-секретарем компьютерной компании НИКС по заданию Администрации г. Долгопрудного.

 По заданию Администрации г.Долгопрудного сотрудники Департамента по связям с общественностью компьютерной компании НИКС взяли интервью у Виталия Владимировича Балакирева, члена Совета директоров г.Долгопрудного, генерального директора группы компаний «Промресурс», секретаря первичной ячейки партии Единая Россия по месту жительства.
 Личное Откуда Вы родом? Что связывает вас с Долгопрудным?
 Можно сказать, что я уроженец Долгопрудного, так как родился я в Долгопрудненском роддоме. Но, несмотря на то, что всю жизнь я прожил в Лобне, моя карьера много лет назад началась в Долгопрудном, и успешно продолжается по сей день.
Кем хотели быть в детстве?
 Я хотел быть десантником, я им и стал, в принципе.
 Где вы учились после армии?
 Государственный Университет Управления.
 Кто Ваши родители?
 Родители мои - дети войны. Мама работала инженером на военном заводе, строила нашу оборонную мощь.
 Никогда не было мысли все бросить, деньги все вывести, уехать за рубеж и там остаться? Может, дело там открыть или просто там жить?
 Это разные вещи - дело открыть и диверсифицировать бизнес. Сделать бизнес не межрегиональным, а международным мысли есть, а уехать нет, конечно. В связи с тем, что бизнес у нас достаточно межрегиональный, и с тем, что мы работаем с крупнейшими предприятиями России, мы вынуждены отслеживать последние тенденции, в том числе технологические, что происходит в мире в нашей отрасли, поэтому у меня есть возможность и необходимость ездить по миру, смотреть, как решаются те или иные вопросы, что и как производится, что нового создается. Я езжу по миру не как турист. Иногда жена меня спрашивает о том, что я видел, что смотрел, а я не знаю что сказать. Я не правильный турист. Я несколько раз был в Китае, но я ни разу в Китае не был, я ни разу там не отдыхал, я всегда езжу по таким закоулкам, деревням или промышленным объектам. Я вижу и смотрю на другие вещи. У меня голова работает немного по-другому. Уехать? Комфортнее всего мне, да и вообще всем нам, кто родился в России - в России, потому что у нас свой менталитет, есть нюансы, на которых мы выросли, в частности это и пища, на которой мы выросли. Среди бизнесменов, у которых все хорошо в России, не думаю, что найдутся сильно желающие уехать куда-то за границу. Лихие 90-е В 90-х годах вы начали свою деятельность.
Как обстояли дела с бандитами, крышами? Вы прошли через это, или организованная преступность не проявляла интереса к химической промышленности?
 Я служил в ВДВ, поэтому у меня ко всем этим проявлениям было особое отношение. Осложнений в связи с этим у нас не было.
 То есть серьезных проблем не было, или вы как-то серьезно умели с ними бороться?
 Я их не замечал. Для меня это было какой-то глупостью. Я изначально прошел специальную подготовку, и мой склад ума и характер позволяли на эти мелочи не обращать серьезного внимания и решать вопросы, не начиная …
Как начиналась ваша карьера после института?
 В году 1995 мы задумались о создании собственной компании. Тогда были большие проблемы у предприятий с поставкой товаров и материально-технических ценностей, потому что старая система Главснаба в снабжении развалилась, а новой не существовало. Ее нужно было строить заново, на новых принципах. Если помните из старых советских фильмов, снабженцы на предприятиях бегали везде и искали как бы, что бы и где бы достать. На эту тему было много анекдотов. Ситуация в корне поменялась, и мы теперь сами стали ходить по предприятиям и предлагать свою продукцию. Вот с этого все и началось. С 1995 года мы этим озадачились, и к сегодняшнему моменту компания является крупнейшей в нашей отрасли, таким центром комплексного снабжения предприятий по профилю асбестотехнических и резиново-технических изделий. Производственно-складской комплекс, строящийся в настоящее время ГК «Промресурс», проект:

Balakirev_clip_image002.jpg

О продукции Какую продукцию поставляет ваше предприятие?
 Продукция эта очень специфична. Одним словом, это промышленная химия, в т.ч. парониты, набивки, ремни, полимеры и т.д. Все это - сфера нашей деятельности. Потребителями нашей продукции являются все крупнейшие, средние и малые предприятия энергетического, машиностроительного, металлургического и нефтяного комплексов России. Среди таких крупнейших предприятий, которым мы регулярно, десятилетиями нашу продукцию - это «Норильский Никель», «Магнитогорский металлургический комбинат», - предприятия, которое все знают. В меньшей степени - автопром, хотя наша продукция есть и там. Вот такой спектр потребителей.
 Про кризис Как сказался кризис на вашем предприятии, как пережили, сильно ли пострадали?
Хочу сказать, что промышленность российская пережила кризис достаточно тяжело. Естественно, сказалось и на нашей отрасли, на нашем предприятии и на наших конкурентах. Осень 2008 года была очень тяжелая, причем, когда по телевизору говорили успокоительные речи, было совсем тяжело. В принципе, России очень сильно помог внешний фактор. Цена на нефть не упала сильно низко. Причем были проблемные факторы, связанные с Украиной, с газом, но очень сильно помогло то, что не падал спрос на нефть в Китае, и промышленность китайская росла. И это вытянуло как мировую, так и нашу промышленность. И хорошо, что вот такая острая фаза была достаточно недолгой. Если бы еще на полгода - год затянулась эта острая фаза, промышленность России и вообще экономика могла пострадать намного сильнее. Суть в чем: мы видели кризис в промышленности так, как мало кто видит, потому что либо в правительстве надо данные иметь, либо работать и видеть эту ситуацию во всех отраслях промышленности. Так вот, самое страшное, что могло произойти. Когда в 90-е годы закрывались заводы, сбавляли обороты, уже в новом веке главной бедой руководства всех крупных предприятий было подобрать кадры, собрать с улицы, с рынков. Кого-то вернуть уже не смогли, но кого-то смогли, кого-то научили. И вот за 10 лет смогли подобрать коллективы. Например, чтобы в нашей организации в Долгопрудном подготовить нормального менеджера, уходит не меньше 2-х лет, и это после того как мы отбираем из десяти одного-двух. Двух мы готовим, и не факт, что они останутся у нас. На металлургическом предприятии подобрать технологов, металлургов - это очень большая задача. Так вот, за 10 лет, к 2008 году, смогли собрать эти коллективы. Получилось так, что в 2008 год вошли, а во второй половине все начало падать и рушиться. Но с июня 2009 года началось не то что некое оживление, а началось движение в промышленности. И если бы этого не произошло, то я уже прогнозировал, что к осени-весне будущего года начали бы рассыпаться коллективы. Станки и еще что-то купить в принципе можно, оптимизироваться по затратам, ну тоже смогли бы, но чтобы вернуть назад «выпавших» людей, понадобились бы опять годы. Вот этого не произошло, поэтому достаточно быстро наша промышленность восстановилась. 2009 год был годом стабилизации, а за 2010 год (все об этом пока молчат, затаив дыхание) пошло восстановление промышленности. Т.е. кадры сохранены, более того, кризис повлиял на наше предприятие очищающе, мы и так следили за издержками, а кризис заставил их еще больше оптимизировать. Мы нашли тот потенциал, о котором и сами не догадывались. Так произошло и по большинству предприятий России. В принципе, хорошие предприятия вышли из кризиса более сильными, но это лишь потому, что быстро началось восстановление.
 Вам тоже удалось сохранить коллектив? Сокращений не было?
Нет, мы сократились, но многие наши конкуренты закрылись и мы часть персонала, хорошего, серьезного, лучшего на конкурсной основе взяли от конкурентов. Фактически мы увеличили ФОТ, народа у нас стало чуть меньше, а заработные платы больше чем до кризиса. Грубо говоря, мы восстановились, улучшились, усилились в кадровом смысле. По причине того, что многие люди остались просто на улице, и можно было выбирать? Да, и мы брали лучших.
 Коллектив Какой коллектив у вас работает? Люди в возрасте, молодые специалисты? Кого больше, тех, кто учился в эти годы или тогда?
Средний возраст порядка 35 лет. От 25 до 45 лет. В общем, такой разброс. Получается, что большая часть училась уже в нынешней России, т.е. уже после 91 года пошли в ВУЗы. Наверное.
Как оцениваете уровень молодых специалистов, которые приходят к вам, и в общем уровень современного образования в вашей отрасли? Т.е. выходцы из советских институтов сильнее или нет?
 Сложно говорить, на самом деле не намного, потому что у нас очень специфичный контингент, который в основном учился в химико-технологических университетах, институтах, т.е. у нас в основном либо с красными дипломами, либо с высоким средним баллом. Есть люди, которые не имели никакого отношения ни к химии, ни к промышленности, но с большим потенциалом, которых мы научили уже здесь.
То есть обучение у вас какое-то проводится, когда приходят новые сотрудники?
 Конечно, иначе нельзя. Года 2 формируется специалист. А много ли к вам приходит молодых выпускников ВУЗов, которые, не как многие хотят в офисе сидеть, бумажку подписывать и на компьютере кнопочку нажимать, а именно в промышленности работать?
 У нас здесь в Долгопрудном в основном все сидят за компьютером, бумажки подписывают, только при этом работают головой, изучая информацию. У нас, в основном, достаточно молодой коллектив. Приходили и в возрасте 22-23 лет. Я не задаюсь этим вопросом, мне важен человек. Было у нас пару моментов, когда мы брали просто людей с 4-го курса, но немножко не получалось, потому что у нас нужно учиться еще года 2, а выпускники не всегда хотят еще учиться.
Как-то тестируете людей, когда они приходят? Есть какая-то система?
 Конечно, у нас есть система приема на работу. Проводится конкурс резюме, потом беседуем. Все становится понятно в процессе беседы. Работаем мы не первый год, поэтому базовые какие-то вопросы есть, есть и тест-вопросы.
 Как вы оцениваете перспективы у вашего предприятия?
 Во-первых, мы расширяем гамму предлагаемых товаров. Во-вторых, мы пытаемся постоянно модернизировать нашу продукцию. Задумок у нас достаточно много. Вот сейчас в городе Долгопрудный мы строим технопарк. Так как наша сфера - вся промышленность в России, мы очень четко чувствуем изменения, что происходит именно в промышленности. Любые кризисы, любые изменения в экономике страны начинаются с промышленности. Мы же понимаем, что промышленность зарабатывает деньги, все остальное потом выливается в сферу потребления. Так вот, коль уж так сложилось, что в принципе все предприятия являются нашими клиентами, друзьями, контрагентами, с кем у нас налажены связи, у нас есть мысли создать в этом технопарке производство либо новых видов продукции, либо усовершенствованных видов продукции для этих же потребителей. Мы в принципе проговорили с нашими потребителями изначально этот вопрос. Конечно, все будут рады, довольны и счастливы, если мы предложим качественный и более дешевый продукт. Тем самым мы сделаем хоть что-то, чтобы наша промышленность была хоть чуточку конкурентоспособнее. Экономика знаний Сейчас в нашей стране провозглашен курс на экономику знаний.
Что, в вашем понимании, представляет из себя экономика знаний?
 Все достаточно просто - мы неконкурентоспособны. Наша страна, наши люди, мы как народ на данный момент неконкурентоспособны на мировом рынке труда, с учетом, может, кропотливости, отдачи с точки зрения неквалифицированного труда. Одним из хороших моментов советской власти было то, что у нас страна в целом получила очень хорошее образование, люди с хорошим образованием конечно будут работать немножко по другому или стремиться работать по другому, чем малограмотные и не сильно образованные люди. Другая культура производства была. Естественно, что кто поумнее, потолковее пошел в институт, а значит, кропотливую и нудную работу у станка он делать не хочет. Поэтому у нас выбора нет, это может быть и хорошо, мы должны стремиться к высокотехнологичным, высокотехничным производствам, к высокотехнологичному и высокотехничному оборудованию на заводах, либо к интеллектуальному труду. Сейчас мы, например объявили конкурс предложений для предприятий, у нас есть и свои наработки - это и безасбестовые технологии уплотнительных материалов, так называемые безасбестовые набивки, это и фуллерены. Использование их в нашей продукции дает новые технологические качества. Причем мы нашли способ удешевления этой продукции.
 Вы имеете в виду само производство фуллеренов?
 Само производство уже есть, и мы не хотим пока их вводить. Мы хотим здесь делать уже конечную продукцию с их применением. Вот сделаем продукцию с их применением, внедрим, и после этого будем задумываться о производстве фуллеренов здесь. Это второй этап. Производство фуллеренов - это пока все ново для нашей промышленности. Мы хотим включаться в этот технопарк не на стадии разработок. Это, конечно, все замечательно, но, скорее всего, это для Сколково, а мы уже на стадии внедрения. Т.е. есть контракты, и мы этот новый продукт должны сделать. На самом деле, последние наши переговоры шли о роликах. Ролики, которые бегут по транспортерной ленте, сейчас используют железные. Две недели назад мы разговаривали с представителем питерских институтов о том, что с использованием фуллеренов, на основе полимерных изделий, можно сделать ролики, которые будут в два раза прочнее, в два раза легче и, если не добиваться суперкачества, то еще и чуть дешевле. Т.е. если сделать совсем хорошего качества, то они будут в 5 раз лучше, но соответственно и дороже. Промышленность сейчас это не воспримет. На первой стадии мы хотим сделать упрощенный вариант и внедрить. Понимаете, что технологии на самом деле тяжело внедрить, потому что есть техник дядя Вася, он работает 20 лет, и всю свою жизнь ставил эти железные ролики. Убедить, чтобы просто визуально поменять один на другой, даже если директор скажет, дяде Васе будет тяжело, потому что он всю жизнь их ставил, почему он должен что-то менять. Он будет придумывать тысячи отговорок, чтобы только это дело не запустить. Вот как раз наша организация имеет возможность это сделать. Более того, я не знаю, кто еще сможет это сделать, я имею в виду по нашему профилю.
Будет ноу-хау?
 Да, но тут сама работа будет заключаться в том, чтобы это ноу-хау внедрить. Если мы эту технологию внедрим, если мы запустим это производство здесь, а уже потом мы фуллерены будем производить, то это уже целый процесс на десятилетия вперед. Но если начнет срастаться, и этим мы хотим заниматься, в том числе в нашем технопарке, то именно для этих целей и задач мы его создаем. Ну а массовое производство продукта такого достаточно грязного (это все-таки химическая промышленность) мы наладили, в том числе и в Китае. То, что требует большого ручного труда, то, что достаточно грязное тяжело сделать здесь, в России, а в Долгопрудном тем более. КПД нашей рабочей силы низкий (у нас другая рабочая сила), мы не можем похвастаться чтобы у нас по 12 часов работали, причем с такой скрупулезностью как китайцы. Причин тому достаточно много. Более того, нам не надо бороться с Китаем, их полтора миллиарда, нас уже 140 миллионов. Мы должны использовать свой потенциал. В общем, ничего нового не говорю, только то, что говорят все. Вот фуллерены здесь, рукава и набивки асбестовые там. Вот это такой общий лейтмотив, то чем мы планируем заниматься. Новые технологии и производство. Просто заниматься наукой - не наша сфера. «Единая Россия»
 Как Вы оцениваете роль партии «Единая Россия» в становлении нового инновационного бизнеса? Как-то она помогает?
 Партия «Единая Россия», если она правящая партия и задает вместе с президентом ориентир, куда нам идти, естественно, что под эти планы выстраиваются все планы и задачи всех администраций и в конечном итоге всех людей, в т.ч. и промышленность. Мы взаимодействуем с «Единой Россией» достаточно плотно. Мы не спонсируем никакую партию, но я как личность, как гражданин считаю нужным взаимодействовать в том числе и с «Единой Россией», потому что наша организация существует не в вакууме, мы живем среди людей, в городе. Как-то влиять и помогать окружающим, создавать положительный имидж, положительную среду вокруг организации - это очень дорого стоит. Поэтому мы считаем, что этим необходимо заниматься, чтобы создавать вокруг положительный имидж, контекст и среду, нужно как-то с людьми взаимодействовать. Я считаю что взаимодействовать, как и во всем мире, цивилизованно можно через партийные организации. В наше время, сейчас так сложилось что единственная нормальная дееспособная, хоть и далеко не идеальная партия - это «Единая Россия», поэтому я сам являюсь членом партии «Единая Россия». Я и те сотрудники нашей организации, которые являются членами партии, принимаем активное участие в этой деятельности и через партийные возможности стараемся помогать людям. Тут все достаточно просто.
 Какое воздействие оказала партия на становление экономики? Что сделано партией для Долгопрудного? Какую оценку вы можете дать, как член партии.
 Это разные вопросы. Для меня понятие экономика - это условно новое предприятие, новые станки, новая промышленность, но это не задачи партии. Задачи партии - выстраивать взаимодействие между гражданами и властью, и это есть правильно. Если в Долгопрудном вменяемая действующая власть, то это в принципе влияет и на развитие промышленности, и на развитие новых технологий и всей жизни. Я могу рассказать, что сделала наша партийная ячейка за последние полгода. Под эгидой «Единой России», в том числе предпринимателей города и во главе с администрацией, мы на 9 мая поздравили всех ветеранов. Всем ветеранам в городе отремонтировали квартиры, некоторым купили бытовую технику. Принимали участие в праздновании дня города. Был день милиции. Кроме поздравлений и помощи, нашей партийной ячейкой была установлена тревожная кнопка у участковых. Вроде бы небольшая задача, но зато конкретному пункту помогли, сделали хорошее дело. На день учителя оказали помощь учителям. На закрепленной за нашей партийной ячейкой территории находится 3 школы, которые мы посетили и подарили для учителей и учеников по большой вазе. Не просто подарили, а сказали что эта ваза волшебная, что если ее потереть, то сдаются все экзамены и зачеты. После этого к нашей вазе дети и учителя ходят и трут, это их воодушевляет. Вот это и есть взаимодействие с обществом и с каждым конкретным человеком.
 Бизнес и власть Как администрация Долгопрудного помогает развиваться предприятиям города?
 У нас в городе достаточно давно создана система взаимодействия и помощи бизнесу и начинающим бизнесменам. Создан совет предпринимателей при главе города, в который входят представители от разных слоев бизнеса, порядка 20 человек. Мы собираемся каждый месяц и обсуждаем те или иные вопросы, которые у нас возникают. Причем мы имеем возможность задать их непосредственно главе города, на месте принять какие-то решения. Олег Иванович не хотел возглавлять совет, но мы настояли, потому что контакт с главой города позволяет оперативно решать возникающие вопросы. Совет - это условно законодательный орган. Для исполнения наших решений мы создали фонд поддержки предпринимательства. Через него мы ежедневно ведем свою деятельность, взаимодействуем со всем бизнес сообществом города. Это и помощь при открытии компаний, и юридическая помощь. Есть много целей и задач, много в чем мы принимаем участие, это и подключение наших предпринимателей к каким-то региональным программам, т.е. поддержки бизнеса, где они могут при предоставлении тех или иных документов получить деньги либо на открытие бизнеса, либо на компенсации процентных ставок. Существует много разных программ. Я считаю, что в городе достаточно организованно и структурировано выстроена работа по взаимодействию власти и бизнеса.
Вы видите какой-то результат? Предпринимательство в Долгопрудном развивается, становится больше предприятий?
Администрация города не может стратегически и экономически влиять на решения в масштабах страны. Она может влиять как-то на внутригородские дела. В принципе, экономический климат зависит не от администрации города, а от других, более серьезных вопросов и задач. Это уровень правительства. Климат у нас не особо хороший. Почему я удивился, когда меня спросили, как я помогаю молодым предпринимателям? А они у нас есть? Сейчас выпускники ВУЗов о чем мечтают? Много ли выпускников хотят открыть свой бизнес? Единицы, если кто об этом вообще задумывается. В основном все хотят отучиться, устроиться на работу в хорошую большую компанию, а лучше в иностранную, и на хорошую должность. Никто даже не задумывается открывать свой бизнес.
Почему?
Потому что это достаточно тяжело. Есть те, которые влезли в это раньше в 90-х годах и в принципе, по большому счету, бизнес сообщество не сильно омолаживается. Вот кто вошел и не ушел с поля деятельности по тем или иным причинам, те и продолжают что-то делать. Новой массовой ротации или пополнения нет. У нас не очень хороший климат. Это одна из серьезнейших проблем государства, это не проблема города. Что касается города, то хочу сказать, у нас есть опыт работы не только здесь в Долгопрудном, мы межрегиональная компания. Мы здесь находимся, мы отсюда ведем свою деятельность. А в целом в городе более комфортно работать, чем в других регионах. Вот что может максимум сделать город, он не может климат в стране поменять, да, но может чуть смягчить либо усугубить. Я считаю, что ситуация у нас в городе чуть лучше, чем в других. Мы можем разговаривать, мы можем договариваться с администрацией, с властью, диалог идет постоянный через фонд, через совет. Не везде такое есть, если где и есть советы и фонды, они формальные, у нас же идет нормальная работа и это приятно. Потому что мы сталкивались не только на муниципальных, но и на губернаторских уровнях, и ситуация еще хуже в некоторых регионах. Где-то, конечно, есть и лучше.
 Будущее Долгопрудного Что бы Вы лично хотели изменить в Долгопрудном?
 Много что нужно менять. Нужно комплексно задачи решать, бессмысленно менять что-то одно. Нужно менять экономическую ситуацию, но это не только в Долгопрудном, в России надо ее менять. То, что город должен становиться красивее, чище, светлее, - это понятно, это комплексная задача, которую нужно решать. Эти задачи стоят перед администрацией. Что сложно сделать, но очень хотелось бы, так это отношения граждан внутри своего социума, друг с другом, конечно, хочется улучшить. Чтобы добрее были. Это нормально, когда люди заходят в лифт и здороваются друг с другом, улыбаются друг другу. Это правильно. Вот в деревне человек живет за 20 километров, ты его знаешь, он тебе земляк и брат, а в городе не знаешь, кто с тобой на лестничной клетке живет. Мы живем в Долгопрудном, мы живем в России, все дышим одним воздухом, у нас ментальность одинаковая, девушки у нас лучшие в мире. Объездив полмира, знаю, что наши лучшие.
Каким Вы видите Долгопрудный через 10 лет?
Очень сложно сказать, но условно, что надо бы сделать, и мы двигаемся к этому потихоньку. У нас есть территориально хорошие возможности, которые помогут Долгопрудному стать очень комфортным городом. Город с трех сторон опоясывает канал. На этой основе можно сделать отличную зону отдыха, комфортную среду создать. Можно правильно и красиво застроить город. У нас шикарная природа, и хотелось бы, чтобы через 10 лет Долгопрудный стал хорошим большим красивым европейским городом, у нас для этого все есть. Этого хотелось бы, но как получится, покажет время.
 Нет желания все бросить и уехать на теплое море в Испанию?
 Нет, я и не смогу, наверное. Дело в том, что я уже привык работать в таком ритме по 24 часа в сутки, и уйти на пенсию я просто не смогу. Я отдыхать то по-нормальному не могу. Через неделю все равно возникают какие-то дела, работы. Это не только меня касается, а большинства руководителей я думаю.
Что Вы можете посоветовать начинающим бизнесменам?
 Это, скорее всего не совет, а пожелание - иметь силу характера и гибкость ума. И развивать в себе эти качества.

 Справка НИКС: Балакирев Виталий Владимирович родился 17 марта 1972 года в Московской области. Образование - высшее, Государственный университет управления. Женат. С 1994 года занимается коммерческой деятельностью. В настоящее время возглавляет Группу компаний «Промресурс» (г. Долгопрудный Московской области), является соучредителем автономной некоммерческой организации "Центр развития образовательной кооперации". Основные направления деятельности ГК «Промресурс» - комплексное снабжение предприятий, строительство офисно-складской недвижимости. Головная структура холдинга - ООО "Промресурссервис" - известный на территории СНГ поставщик асбестотехнических и резинотехнических изделий отечественного и импортного производства, а также полимеров. Виталий Балакирев занимается общественной и политической деятельностью. В 2004 году он являлся Председателем комиссии по экономике ООП при Губернаторе Московской области, участвовал в разработке целевой программы поддержки и развития малого предпринимательства Московской области на 2004-2007 годы. В настоящее время Балакирев - член Совета по малому и среднему предпринимательству при Главе города Долгопрудный. В октябре 2009 года Виталий Балакирев вместе с Троицким О.И., главой города Долгопрудный, участвовал в XII конференции московского областного регионального отделения Всероссийской политической партии "Единая Россия". Хобби, увлечения Виталия Балакирева - парашютный спорт.